Обзоры        178         0

Архитектура и градостроительство Кыргызстана

Архитектура и градостроительство КыргызстанаАрхитектура и градостроительство Кыргызстана.

Архитектура и градостроительство Кыргызстана.

Освоение нынешней территории Кыргызстана для хозяйственно-бытовой жизни древними племенами началось ещё в каменном веке. В пещере «Сел-Ункюр» (находится около Айдаркена Ошской области, примерно 800—500 тыс. лет до н. э.), в стоянке «Он-Арча» возле с. Эчки- Башы (Тянь-Шанский р-н, 300 тыс. лет до н.э.) обнаружены каменные орудия. Это позволяет предположить, что территория Кыргызстана, наряду с Южным Таджикистаном и Южной Туркменией, является одной из немногих р-нов первоначального заселения человеком Центральной Азии в эпоху палеолита.

Социальную базу общества в каменном веке составляет первобытно-общинный строй, где древние люди занимались изготовлением каменных орудий, охотой, а также усваивали примитивные способы строительного дела. Большие и малые семейные общины организовывали себе в удобном месте долговременные стоянки (стойбища), приспосабливая для этих целей пещеры и гроты. Эту деятельность можно рассматривать как начальные опыты строительства.

Активное заселение юго-западных предгорий Ферганы началось примерно в 1 тыс. до н. э. в особенности, во время становления Даваньского государства, когда происходило массовое переселение скотоводов из долины в предгорья. Пришельцы из равнинной Ферганы обжили долину р. Кожо-Бакырган-Сай. Причина переселения была чисто хозяйственная: в это время в долине быстрыми темпами развивалась ирригационная сеть, сокращались пастбища. Поселения довольно густо размешались вдоль основных водных артерий (Исфана-Сай, Лейлек и Кожо-Бакырган). С древнейших времён характерным типом расселения здесь были отдельные укреплённые дома (дома-крепости), усадьбы и укреплённые посёлки.

Начиная с эпохи бронзы, в освоении территории Кыргызстана древними племенами происходят существенные изменения. Это было связано с двумя факторами: постепенным образованием осёдло-земледельческих оазисов в Ферганской долине и формированием так называемых древнекочевнических комплексов (территориально-культурных общностей) в горных ареалах (Ысык-Кёлская котловина, Чуй, Талас, Внутренний Тенир-Тоо). Появление раннекочевнических племён имеет важное историческое значение для понимания специфических особенностей расселения в древности.

Поселения эпохи бронзы, по сравнению со стоянками, создавались как долговременные места обитания пастушеско-земледельческого населения и служили в качестве центров их хозяйственной и общественной деятельности. В зависимости от занимаемой территории и кол-ва жилых и хозяйственных построек (наземных и полуназемных) можно различать крупные (70— 80 построек) и малые (30—40 построек) поселения.

Выбор территории для разбивки поселения определялся с учётом многих естественных факторов. Наличие воды, речки, родника, защищённость от ветра, освещённость солнечными лучами, топография местности (рельеф), характер растительности и др. обуславливали преимущественно компактную планировку поселения, рядом с поселением размещались, как правило, кладбища. Археологические раскопки свидетельствуют о том, что в целях обеспечения безопасности, поселения ограждались валом и рвом. Основную массу застроек занимали жилые постройки, среди них выделяются дома, пригодные для совместного проживания от 20—25 до 35—40 чел. Соответственно, площадь жилища была от 100 до 400 м2. Отдельные строения предназначались для производственно-хозяйственных нужд, др. использовались как культовые помещения.

Самым знаменитым историко-архитектурным памятником эпохи бронзы, обнаруженным на территории современного Кыргызстана, является так называемое «Ошское поселение». Это древнее селение, с заранее обдуманной планировкой в виде террасы, располагалось на юж. склоне горы Сулайман-Тоо и существовало в течение нескольких столетий. Многолетние археологические исследования, начатые с 50-х годов такими учёными, как Ю. А. Заднепровский, Л.Л. Гуревич и др. позволили довольно отчётливо представить зачатки планировочной, функционально-пространственной организации этого довольно компактного жилого и хозяйственного образования и проследить уровень строительно-технического умения древних земледельцев Ферганы в сооружении полуназемных построек (землянок). На склоне гор при помощи специально врубленных уступов образованы около десяти параллельных террас (ширина около 8 м, высота ступени около 2,5 м), на к-рых размещались более сотни землянок.

Из поселений эпохи бронзы выделяются в Чуйской долине — Беловодское (15—13 вв. до н. э.), Аламюдюнское, Александровское, Жайылма и Каиндинское (12—9 вв. до н. э.), в Токтогуле открыто коллективное жилище на 25 чел. Поселения эпохи бронзы принято считать «андроновскими и чустскими», к-рые соседствовали с так называемыми «ранними кочевниками». Юж. регион Кыргызстана примыкал к урбанизированной юж. части Центральной Азии, а сев. регион преимущественно к степной кочевой культуре саков. Кочевое и полукочевое население древнего Кыргызстана находилось в политической, хозяйственной, экономической и культурной взаимосвязи с урбанизированным Ферганским земледельческим оазисом. Уже в раннем средневековье сев. регион Кыргызстана становится относительно урбанизированной территорией, как и юж. регион.

Развитие двух типов хозяйственной деятельности и культурно-бытовой жизни (кочевников и земледельцев), к-рые сложились исторически на территории Кыргызстана еще в 1 тысячелетии до н. э. обусловили параллельное существование двух видов жилища — переносного и стационарного.

Кочевники пользовались такими разновидностями переносного и легкосооружаемого жилья как шалаши, шатры и юрты. Полукочевники могли прибегать к обоим видам жилища. Диапазон стационарного жилища был довольно широк. Это — жилища в виде землянок и полуземлянок, дома из глины, каменно-глиняные и из деревянных срубов. В отдельных случаях для жилья годились искусственные и естественные пещеры и гроты. Стационарные жилые строения от переносных отличаются не только конструкцией, материалом, но и более развитой планировкой, включающей хозяйственные постройки, иногда дворовые пространства. Все эти виды жилища имели место в древней и средневековой истории Кыргызстана. Вместе с тем юрта, по сравнению с др. видами, наиболее приспособленная к традиционному образу жизни кыргызов, по праву считается основным типом жилища, воплотившим в себе пространственно-космологические, мифопоэтические, духовно-эстетические архетипы этноса.

История существования юрты, дошедшая до наших дней, насчитывает не менее двух тысячелетий. Ранними формами юрты были войлочная, с жестким деревянным каркасом и так называемая кибитка-повозка, т.е. юрта на колёсах. Сборно-разборная мобильная юрта сформировалась гораздо позднее.

Причудливые деревянные конструкции без гвоздей, разнообразные войлочно-тканевые обрамления, красочное внутреннее убранство, соразмерность и пространственный порядок, специфическая эстетика кыргызской юрты шлифовались веками, создавая гениальное творение на родного зодчества.

Возникновение городов на территории Кыргызстана имеет специфические особенности, связанные со своеобразной эволюцией исторических процессов. В эпоху железа в Ферганской долине появляются города с прямоугольной формой планировки, окружением из крепостных стен с многочисленными башнями-бойницами. Подобная планировка была у столичного города Мархамат (Эрши). К такому же относится Янги- Базарское городище (вблизи с. Эски-Ноокат). Город Мархамат (Эрши) как столица Даваньского государства имел важное социально-политическое, культурно-экономическое значение во всей Ферганской долине.

А. Н. Бернштам указывает, что Эрши состоял из двух частей — внутренней и внешней. Во внутреннем городе, обнесённом крепостной стеной, выделяются жилые кварталы, дворцы правителей, религиозный центр и др. Ориентированный по сторонам света внутренний город составлен в виде строгого прямоугольника размером 500×750 т. Дворец был возведён из глины, в плане имеет «т»-образную планировку. Напротив дворца располагалось вытянутое с востока на запад храмовое сооружение, а между ними находилась площадка для священного огня. Се редину городища формируют ряды мастерских и жилые дома ремесленников. Жилые дома тесно примыкали друг к другу и образовывали целые монолитные кварталы. Стены в жилых домах воз водились солидной толщины, что позволяло предусматривать в них несколько ниш. Внутренний город был защищен высокой и прочной крепостной стеной с башнями, для возведения стены использовались крупные квадратные кирпичи размерами 40x40x10 ст. Предвратное сооружение и трое ворот обеспечивали связь с внешним окружением. Внешний город также был обнесён оборонительной стеной, но без башен. Внутри этого пространства сохранились многочисленные остатки отдельных сооружений и холмы. По историческим сведениям данный город построили племена аристеи. А. Бернштам указывает, что эти племена скифского происхождения, славились своими лошадьми и почитали культ коня.

Изучение руин крупного поселения, известного под названием городище Шоробашат (16 в. до н. э.) свидетельствует о том, что здесь был административно-военный и религиозно- культовый центр земледельческого оазиса и кочевых племен. Городище расположено на пологом склоне гор, на малодоступном месте. Место расположения городища выбрано возле поймы р. Яссы, к-рая сливается с р. Кара-Дарыя. Городище расположено вдоль реки с востока на запад. Занимаемая площадь городища около 70 га (примерно 1400×500 л»). Его окружает единый вал длиною до 3 км, высотою 6 л». По всей видимости, городище было укреплено мощными крепостными стенами, о чём свидетельствуют развалины нескольких башен. Река служила естественной преградой с юж. стороны. Городище состоит из четырёх относительно самостоятельных укреплённых частей: 1) цитадель; 2) религиозный комплекс; 3) убежище; 4) военный лагерь. Крепость-цитадель размерами примерно 250×300 т, трапециевидной формы. К северо-зап. части цитадели примыкает огороженная территория для религиозных обрядов. От религиозного комплекса сохранились остатки двух помещений. В первом помещении найдены различные скульптурные изображения, во втором находились хозяйственные ямы и очаги. Зап. часть служила убежищем для окрестного населения и для загона скота во время нападения врагов. Геометрическая форма военного лагеря в виде скошенного квадрата резко отличается от овальных очертаний др. укреплений. Конструкции оборонительных укреплений Шоробашата не похожи на крепостные стены городища Эрши.

Заметный след в культуре Кыргызстана оставили усуни, проживавшие здесь с 7 в. до н. э. Большое кол-во поселений, погребальных сооружений — курганов усуньского времени обследованы археологами в Чуйской, Таласской долинах, Ысык-Кёлской котловине и во Внутреннем Тенир-Тоо. Сакские племена оставили за собой знаменитые «царские курганы» и так называемый «звериный стиль» в искусстве. На территории Кыргызстана имеются многочисленные па мятники курганной архитектуры, олицетворяющие космологические представления древних кочевников. В начале нашей эры Средняя Азия вступает в период разложения рабовладельческих и полурабовладельческих государств и обществ. Общеисторическая ситуация в 1 в. до н.э. — 3 в. н.э. складывается таким образом, что производительные силы и общественные отношения достигают более высокого уровня, чем в предыдущую эпоху. Возникает огромное кушанское царство, под господством к-рого оказалась юж. часть Древнего Кыргызстана. Число городов становится максимальным за всё время истории древней Средней Азии. Под влиянием этого времени и кушанской культуры формируется один из древних и знаменитых городов Кыргызстана Узген, а также города Касан и Кара-Дарыя. Количественно вырастает сеть сельских поселений, находящихся в экономической и политической зависимости от городов. Именно в это время возникают контуры системы «город — деревня — мобильное кочевое население», к-рому было суждено в разных соотношениях функционировать вплоть до 20 в. Население Кыргызстана на протяжении всего кушанского времени вело внешнюю торговлю с Китаем, приволжскими сарматскими племенами, гуннами, Согдианой, Бактрией и многими др. царствами, поскольку через территорию Кыргызстана пролегала одна из ветвей Великого Шёлкового пути, по к-рой следовали торговые караваны.

В юж. регионе Кыргызстана в это время устанавливаются тесные торгово-хозяйственные и культурно-бытовые связи между оседлыми земледельцами и кочевниками-скотоводами. В дан ном историческом периоде наблюдаются 2 типа расселения: 1) равнинно-долинное расселение, к-рое имело в Фергане очаговый (стационарный) характер, периодами уплотняющееся или разрежающееся в зависимости от изменения военно-политической ситуации, социально-экономических, климатических и др. условий; 2) предгорное расселение родо-племенных общин, подверженное быстрым динамическим трансформациям в силу ведения кочевого хозяйствования и быта.

Городская жизнь в земледельческих оазисах Средней Азии, в т.ч. в Ферганской долине, становится несравненно интенсивной, чем в предыдущий период. Усиливается роль городов в экономической жизни регионов, в укреплении власти кушанских правителей, в культово-религиозном отношении, особенно в сооружениях буддийского типа, а также некрополей. Постепенно увеличивается кол-во жителей городов (т.е. плотность населения и демографический состав). Установлено, что планировочная структура среднеазиатских городов в кушанское время формируется в двух направлениях. Первое: трёх частная структура в виде цитадель — собственно город — пригород, включающий, кроме жилых, производственные, культовые сооружения; второе: двухступенчатое, состоит из бесцитадельной, огороженной стеной-крепостью центральной части и прилегающего к ней усадебно-застроенной пригородной территории.

Город Касан (1—3 в.) возник на обрывистом берегу р. Касан-Сай. По мнению А.Н. Бернштама, название Касан восходит к этнониму «Кушан», к-рый в свою очередь связан с этнонимами «усунь» или «хюсюнь». Крепостные ломаные стены городища повторяют естественные очертания горно-скалистого рельефа и достигают по периметру 600 т. Общий периметр в раннем средневековье достиг 2 км. Юго-зап. (трапециевидный по плану) угол занимала цитадель, возвышающаяся над всей застройкой. Археологические обследования конструкции стен и керамических материалов показывают, что город строился постепенно, в течение многих десятилетий, а цитадель была первым строительным сектором, здесь была построена ограждающая площадка шахристана размером 90×70 м. Шахристан имел 6 башен и двое входных ворот. Четыре мощные башни шахристана частично сохранились. Город имел довольно стройную фортификационную систему. Мощные заградительные валы перед воротами, затем ров вдоль крепостных стен, наполненный водою (глубина до 2—3 м, ширина 2—5 м ), и крутой обрыв служили внешним рубежом обороны города. Это показывает, что при выборе места расположения города первостепенное значение придавали оборонным сооружениям, обеспечению водой, укреплению ворот.

Начиная с 6 в. в Тенир-Тоо и Семиречье происходят большие политические события и социально-экономические изменения. Историки называют вторую половину 1-го тысячелетия древнетюркской эпохой, когда на территории Кыргызстана возникает новая культура, ставшая колыбелью современности. В середине 6 в. в сев. регион Кыргызстана начали переселяться с Алтая и из др. районов Центральной Азии массы тюркских племён, создавшие свое государство — Тюркский каганат. Политическим центром Западнотюркского каганата стал г. Суяб, расположенный вблизи г. Токмок в Чуйской долине. Именно в это время в Таласскую и Чуйскую долины переселяются согдийцы — выходцы из Тохаристана, Бухары и Самарканда. Следствием согдийской колонизации явилось создание линейной цепочки городов и сельских поселений, а также распространение земледельческой культуры в сев. регионе Кыргызстана. Переселение согдийцев ощутимо повлияло на процесс формирования раннесредневековой городской культуры Западнотюркского каганата в исконно кочевой среде, свободной от капитальных строений и посевов.

Со временем тюрки проникли и в юж. часть Ферганы, о чем свидетельствуют археологические находки в предгорьях Алая (в окрестностях села Гульча), Узгене и Жалал-Абаде, тюркских каменных изваяний, а в Касане обосновался один из представителей Западно-тюркской династии. О существовании линейной караванной связки городов в Чуйской долине упоминается в записях китайского путешественника Сюань Цзан (умер в 664.

В средневековье в сев. регионе появились такие города, как Невакет, Джуль, Тарсакент, Барсхан, Шельджи и др. среди к-рых наиболее известен Ак-Бешим (Суяб). Город занимал большую территорию, центром его является шахристан с цитаделью общей площадью 35 га, к к-рому примыкал рабад (около 60 га). Городская округа, обнесённая с внешней стороны мощной стеной, создавала своеобразный симбиоз городского и сельского поселения. В результате раскопок здесь нашли остатки 2-х буддистских храмов, христианской церкви, дворцового сооружения, массивы жилых кварталов, усадебные дома, ирригационные сети и др. атрибуты типичного средневекового зодчества. Особый историко-архитектурный интерес представляет буддийский храм, прямоугольными размерами 76×22 м, сооружённый из сырцового кирпича.

10—12 вв. вошли в историю Кыргызстана как период экономического могущества и культурного расцвета Караханидского каганата, или иначе, как период господства «дома Афрасиаба». По сравнению с ранним средневековьем данный исторический период характеризуется целым рядом существенных особенностей в развитии градостроительства и архитектуры. Развитие ремесла, торговли, металлургии и горного дела, подъём производительных сил в земледелии и животноводстве и ряд важных социально-политических и военных процессов обусловили возникновение на территории нынешнего Кыргызстана новых городов и целого ряда сельских стационарных поселений. Во время Караханидского правления не только территория Кыргызстана, но и вся Средняя Азия была поделена на уделы между членами рода данной династии. Феодально-мусульманская культура стала определяющим фактором в архитектуре Караханидского каганата.

Были созданы образцы азиатской мусульманской архитектуры: мечети, медресе, минареты, хаммомы, дворцы, ансамбли городских центров, караван-сараи, базары и крепостные сооружения. Мощный толчок получило градостроительство. С 11 в. территория городов начала существенно расширяться; они приобретают не только экономическое и торговое, но и культурно-политическое значение. В эпоху Караханидов градостроительство Средней Азии и Кыргызстана пережило невиданный подъём, возникли крупные города, построенные на основе продуманных пространственных фортификационно-функциональных и эстетических идей. Образование взаимосвязанной сети городов и сельских поселений в горных ареалах превратило территорию Кыргызстана в урбанизированную среду обитания. Воз никла полноценная городская культура, городской образ жизни, как на юге, так и на севере Кыргызстана.

К началу 10 в. градостроительная культура в сев. регионе продолжала развиваться в традициях раннего средневековья, к-рая сложилась из двух архитектурно-строительных субстратов мест ной тюркской кочевой культуры и импортированного согдианского зодчества. Однако довольно сумбурный рост городов и сельских поселений на еще необжитых ранее земледельцами территориях Чуйской, Таласской долины и на побережьях Ысык-Кёля характеризовался отсутствием единых принципов градостроительста. Тюркский каганат и последующие гос. образования тюргешей, карлуков и др. во многом ориентировались на кочевой и полукочевой образ жизни, поэтому они были далеки от регламентированного размещения и строительства стационарных поселений. Пространственному построению, характеру застроек городов тюркские правители не придавали государственно-идеологического значения. В отличие от раннетюркских государств, к-рые придерживались политических взглядов, Караханиды ввели на всей территории своего правления в качестве гос. религии ислам — этот исторический шаг оказался переломным в развитии монументальной архитектуры и градостроительства. Произошла коренная оценка ценностей в городской культуре. Теперь на передний план выдвигаются образцы мусульманской архитектуры и строительного дела. Сельские населённые места в архитектурно-строительном отношении по существу оставались на прежних позициях. Традиции народной архитектуры в строительстве жилых и производственных зданий и сооружений не претерпели изменения. Во Внутреннем Тенир-Тоо впервые образовались города в виде крепостей, служившие в качестве военных ставок удельных правителей вост. Караханидов. К ним можно отнести Канжагар- Башы в долинах Ала-Бука (развалины Шырдак- бека), Ат-Башы (развалины Кошой-Коргон). В Чаткалской долине такого рода городами-ставками были Уу-Булак, Чанчархан и Кюльбескан. На Ысык-Кёле — Барсхан.

В данный период наивысшего рассвета достигли такие города, как Баласагун, Ош, Узген, Сафид-Буленд, Кара-Булак, Исфана, Садыр- Коргон (Шельджи), Ак-Тёбё (Куль), Текабкат (Талас), Джуван-Тёбё. В целом, стиль архитектуры и градостроительные принципы развивались в рамках фергано-туркестанской архитектурной школы, но специфические природно-климатические условия Кыргызстана и местные традиции оказали некоторое влияние на творчество архитекторов и строителей городов. Впервые о Баласагуне, как важнейшем городе, построенном мастерами архитектуры Востока, высказался В. Бартольд в конце 19 в. Он также отметил типологическое сходство Баласагуна с г. Ак-Бешим, расположенного на расстоянии 6 км. Отдельные историки полагают, что оба городища составляли единый город общей площадью 20 км2, служившем столицей Караханидского государства. Время возникновения города, по мнению М. Е. Массона, приходится на 2 половину 10 в. В.Д. Горячева считает, что Баласагун сформировался на основе раннесредневекового городища с так называемыми «длинными» валами, характерными для поселений Чуйской долины. Город был окружён двумя почти параллельными вытянутыми загородительными стенами, охватывающими территорию общей площадью около 25—30 км и имел несколько ворот. Структуру города можно представить лишь приблизительно. Вместе с тем, отчётливо выделяется местоположение отдельных строений и конфигурация цитадели и шахриста на. Башня Бурана, по всей видимости, являлась вертикальной доминантой города и к ней примыкали мечеть и медресе. Не вызывает сомнение что г. Баласагун строился на основе принципов мусульманского зодчества и градостроительного искусства. С вост. стороны рядом с минаретом располагались ряды культовых, сооружений. Среди них выделяются мавзолеи (кюмбёзы) с восьмигранным и круглым очертаниями плана. В городах возводились минареты разной высоты, некоторые из них возвышались над окружающей застройкой до 60 м. Расстановка вертикальных акцентов в центральной части города существенно изменила облик раннесредневековых городов Чуйской долины. Наиболее часто вертикальный силуэт минаретов участвует в формировании архитектурного облика и в юж. регионе Кыргызстана. Минареты визуально символизировали в городской культуре и в окружающей сельской среде господство исламской веры. Высокие минареты мечетей в средневековом городе использовались как градостроительно-композиционные акценты. Из многочисленных минаретов до наших дней дошли только два — Бурана и Узгенский. Строительство дворцового комплекса для правителя в стиле исламской архитектуры также являлся непременным условием закрепления политической власти мусульман на данной территории.

Начиная с первых этапов караханидского правления в юж. регионе Фергана становится в центре политических событий. Заключение дружественного союза между Караханидом Насром и правителем Узгена Махмудом Газневи произошло в 1001. В 11 —12 вв. г. Узген укрепил свои позиции в качестве столицы Ферганы. Статус столицы отразился на градостроительстве и архитектуре. Сев. и юж. мавзолеи с минаретом являются остатками величественного архитектурного ансамбля. В данных мавзолеях были погребены представители династии Караханидов в Фергане (в частности, в юж. мавзолее, покоится Кылыч Тамгачкан). Центральная часть Узгена представляла из себя характерную для Востока живописную застройку с узкими, причудливыми улицами. В местных эпитафиях говорится о том, что в 13 в. функционировали крупные медресе с мечетью. Рядом размещались базарная площадь с торговой улицей, караван-сараями и хаммомы.

Археологические материалы подтверждают сведения литературных источников о том, что г. Сафид-Буленд, несмотря на мелкие размеры, являлся одним из важных очагов мусульманской культуры. Здесь обосновался суфийский орден. Комплекс Шах-Фазиль (11 — 18 вв.), составляющий историческое ядро Сафид-Буленда, по своей историко-архитектурный ценности является од ним из самых почитаемых памятников вост. архитектуры. Суфийские шейхи из Аравии, Хорасана, Мавераннахра, Азербайжана совместно с местными адептами ислама прочно утвердили славу этого города далеко за пределы Ферганы. Ал-Мандиси писал об Оше: «Он большой, роскошный. В нём большая мечеть, рынки расположены поблизости от горы. Город изобильный, многоводный. У него сильный рабат, в к-рый съезжаются воины со всех сторон». В др. источниках сообщается о ведущемся в 11 — 12 вв. большом гражданском строительстве. Возводятся как комплекс, городские базары, состоящие из открытых дворовых пространств, куполов, сводчатых помещений с галереями, множество караван-сараев с конюшнями и складами. Своеобразной была жилая архитектура. На небольших земельных участках жилые дома ремесленников, торговцев, духовных служителей возводятся в один и два этажа с высокими дувалами, образующими замкнутый двор. Жилые дома и их дворы тесно примыкали друг другу. Жилые улицы идут замысловатыми изгибами к мечети и городскому базару. Купола множества квартальных мечетей формируют выразительный силуэт города.

В средние века (10—12 вв.) вокруг озера Ысык-Кёл сформировалось довольно развитое кольцевое расселение, состоящие как минимум из 4—5 городов и более чем сотни мелких поселений. В типологическом отношении города Приысыккёлья в чём-то аналогичны с городами Чуйской долины, так как имели длинные валы: планировочная структура их состоит из цитадели, шахристана и относительно свободно расположенных жилищ кочевников-скотоводов и земледельцев. Цепь крупных и мелких населённых пунктов служила как одна из трасс Великого Шёлкового пути. Наличие на территории Ысык- Кёлской котловины природных богатств (рудных материалов, лечебных источников, орошаемых плодородных земель) при благоприятных социально-исторически процессах способствовало появлению в средневековье относительно урбанизированного расселения.

Монгольское нашествие положило начало экономическому и политическому кризису на всей территории Кыргызстана, продолжавшемуся в течение последующих веков. Кризис наступил и в градостроительстве. Начиная с 8 в. на протяжении последующих пяти веков городам принадлежала решающая роль в социальном, экономическом и культурном развитии средневекового Кыргызстана, однако, по мнению некоторых историков, после монгольского нашествия здесь вновь воцарился кочевой и полукочевой образ жизни и роль городов для такого общества и государственно-политического устройства в значительной мере утратила свою привлекательность.

В 13—15 вв. в Чуйской и Таласской долинах местные феодалы развернули строительство роскошных по тем меркам дворцовых усадеб, к-рые резко выделялись в окружающей застройке. Довольно ощутимое развитие получило строительство караван-сараев, прежде всего на побережье Ысык-Кёля. Среди сохранившихся памятников позднего средневековья особое внимание заслуживает караван-сарай Таш-Рабат и кюмбёз Манаса (14 в.). Таш-Рабат, расположенный в од ном из глубоких ущелий хребта Ат-Башы представляет собой каменную постройку, почти квадратную в плане (32,4×34,8 м), с купольным покрытием. Выразительные архитектурные форма и силуэт, упорядоченная планировка и кладка стен говорят о мастерстве и выдумке тех строителей и архитекторов, к-рые создали многофункциональное сооружение, ставшие сегодня символом горной архитектуры Тенир-Тоо. В свое образный образец мемориально-культовой архитектуры превратился и кюмбёз Манаса, расположенный у подножия горы Кароол-Чоку в Таласской долине.

В 1762 кокандцы захватили города Ош, Узген, в 1821 — Кетмен-Тёбе, в 1830— Чуй и Ысык- Кёл. По ходу продвижения кокандских войск с юга на север Кыргызстана ими воздвигались укрепления (кокандские крепости), где размещались военные гарнизоны. Кокандская крепость представляла собой прямоугольную замкнутую стену, она как правило, размещалась на возвышенности, оттуда велось наблюдение за окружающим пространством. В кокандских источниках её называют «кала», по-кыргызски — «коргон», по-русски — «курган»). Первые кокандские крепости начали строиться в 20-х годах, последние в 70-х годах 19 в. Самая мощная кокандская крепость была возведена в сев. части Бишкека, что впоследствии явилась местом возникновения столицы будущего Кыргызстана.

Кыргызские манапы формировали свою ставку на основе крепостного глинобитного сооружения. Кыргызские крепости — коргоны — сохранились в разных уголках республики, они размещались в глубине горных долин и также маркировали владение родовой территорией.

В 19 в. несколько оживилось развитие культовой и жилой архитектуры. Из крупных сооружений этого периода выделяются медресе Алым бека, мавзолей Асаф ибн Бурхия, мечеть Бакый, построенные в г. Ош. Все три сооружения являются образцами архитектуры Ферганы 19— начала 20 вв. Главный фасад медресе Алымбека имеет мощный портал и угловые минареты, придающие комплексу монументальность. В состав комплекса медресе входили мечеть, дарсхана, несколько мавзолеев, ханака, худжры. Двор был вымощен жжёным кирпичом, в центре располагался большой хауз. Размеры медресе в плане составляли 52×58 м. Своеобразный облик мавзолея Асаф ибн Бурхия достигался очень высоким порталом, ажурный верх которого подчеркивался декоративными окнами — канджара, и за вершиями в виде стилизованного трилистника. Прочная ниша портала покрыта ганчевой резьбой с росписью. Дореволюционный облик городов и сёл Кыргызстана в конце 19 в. изменился после его вхождения в состав России. В сельских местностях по берегам рек, на удобных пахотных землях строятся поселения и хутора русских и украинских переселенцев. Жилые и культовые здания переселенцев сохраняют традиции русской и украинской архитектуры. На юге Кыргызстана в местах залежей руды появляются первые рабочие посёлки Сюлюктю, Кёк-Жангак и др. Общее кол-во объектов архитектуры и градостроительства в конце 19— начале 20 вв. на территории Кыргызстана невелико.

Значительный этап развития градостроительства и архитектуры Кыргызстана по сравнению с предыдущими эпохами произошёл в 20 в. и связан с установлением Советской власти.

Начальный период развития советской архитектуры и градостроительства Кыргызстана приходится, на послереволюционные годы и завершается в конце 30-х годов. Важным процессом здесь был окончательный переход к оседлости кыргызского этноса и формирования сети населённых мест на всей территории республики. Наряду с развитием исторических городов (Ош, Узген) быстро растёт территория таких городов, как Пишпек, Каракол, Токмок и возникают новые рабочие посёлки, преимущественно добывающей промышленности. По существу этот этап во многих отношениях отразил в себе глубинные процессы в организации устойчивой пространственно-материальной среды обитания кыргызов, привыкших к быстрым и многократным транс формациям своей жизненной среды. Возникновение новых сельских поселений земледельческого и животноводческого профиля сопровождается усилением притока сельского населения в города, рабочие посёлки.

Градостроительство развивалось благодаря со зданию промышленных предприятий в местах сосредоточения полезных ископаемых, энергетических ресурсов и на важных узлах транспортно-комуникационных артерий. После второй пятилетки в Кыргызстане насчитывалось более шестидесяти предприятий лёгкой, пищевой и тяжёлой промышленности, во многом обусловивших быстрый рост городов и посёлков городского типа. Данный градообразующий фактор повлёк за собой строительство одно- и двухэтажных жилых зданий, школ, детских садов, магазинов и др. объектов культурно-бытового и адм. назначения. Нехватка архитектурных кадров, специалистов инженерно-технического профиля не позволяла создавать полноценные в архитектурном отношении здания и сооружения. Строительство многих городов и посёлков городского типа изобиловало низким уровнем архитектурно-художественной проработанности, невыразительным внешним обликом, т. е. отвечало лишь сугубо утилитарным целям. Архитектурные проекты зданий и сооружений для Фрунзе, в основном, разрабатывались проектировщиками Москвы, Ленинграда и ряда др. городов. В 1933 на базе проектно-сметного бюро организован первый проектный институт Кыргызпроект (ныне Кыргызгипрострой.

В середине 30-х годов на территории Кыргызстана насчитывалось свыше 200 посёлков, имеющих благоустроенные улицы, парки, общественные здания и площади с элементами инженерно-технического обеспечения. Вместо сырцового кирпича стал применяться жжёный кирпич, что позволило увеличить высоту домов до трёх этажей. В начале 30-х годов во Фрунзе впервые были построены 3-этажные жилые дома, что значительно повлияло на архитектурный облик столицы.

В сёлах наряду с глинобитными жилыми домами было построено большое число кошар, зернохранилищ, телятников, коровников, овчарен, мельниц, колхозных станов и т. д. что положило начало возникновению сельской архитектуры Кыргызстана.

Позитивное влияние на развитие кыргызской архитектуры в данный период оказало строительство отдельных общественных зданий. Был сооружён ряд крупных общественных зданий в гг. Фрунзе, Ош, Кызыл-Кыя, Сюлюктю. Родословную архитектуры общественных зданий принято связывать со строительством первого крупного сооружения в столице — здания Совнаркома Кыргызской АССР, осуществлённого по проекту А. П. Зенкова в 1928. Используя традиционные элементы вост. архитектуры — купол, стрельчатые окна, декор, полузамкнутые дворы, пластику стен, А.П. Зенков создал выразительный образ нового типа адм. здания с учётом местного колорита. К числу наиболее заметных столичных общественных зданий, построенных в данный период, можно отнести: Дом Правительства (1936), здание Кыргызского педагогического института (1932), Музыкальной школы (1935), Дом Комвуза (Ю. Дубов). Архитектурно-художественные особенности названных зданий свидетельствуют о тяготении к стилизаторству и конструктивизму, в целом обусловленных идейными течениями советской архитектуры тех времен.

Второй этап развития архитектуры и градостроительства начался с конца 30-х годов. Архитектурно-градостроительной деятельностью в Кыргызстане в эти годы, в основном, занимались архитекторы из Москвы и Ленинграда. Архитекторов-кыргызов по существу не было из-за отсутствия архитектурно-строительных учебных заведений.

В 1939 Совет народных комиссаров Кыргызской ССР утвердил первый градостроительный документ — Генеральную схему развития и реконструкции г. Фрунзе (арх-ры Н. Смирнов). Основные идеи генерального плана предусматривали укрупнение планировочных элементов городской застройки, реконструкцию жилых кварталов, композиционные выделения главных городских магистралей, создание в юго-зап. части города промышленной зоны, новых бульваров, озеленённых пространств и др. В последующие годы эти замыслы получили частичное воплощение. Так, по проспекту Молодой Гвардии (быв. ул. Атбашынская), ул. Правды (быв. Кузнечная), были созданы новые бульвары, организованы в Карагачевой роще Центральный парк культуры и отдыха, близ завода им. Фрунзе — парк имени Фучика, создан сквер напротив Дома Правительства, заложен Ботанический сад, завершена реконструкция бывшего городского сада. В архитектурном облике столицы весьма заметную роль стали играть ул. Ленина (ныне проспект Жибек Жолу), Сталина (ныне проспект Чуй) и Пионерская (ныне Токтогула.

На примере г. Фрунзе стало очевидно, что дальнейшее развитие городов немыслимо без разработанного генплана. Создание генеральных планов городских населённых пунктов поставило их развитие на рациональную плановую основу и послужило прочной базой для кыргызского градостроительства.

В эти годы были выполнены первые генеральные планы сельских населенных мест. Первый проект колхозного посёлка им. Калинина Сокулукского р-на был разработан в 1949 архитектором Е. Писарским. Однако в проектах за стройки городов и сёл были слабо учтены региональные, культурно-исторические и природно-климатические факторы. Архитектурно-художественные проблемы затрагивались поверхностно и трактовались чересчур упрощённо или в духе псевдоклассицизма. Промышленные сооружения уступали по архитектурно-художественному качеству жилым и общественным зданиям, но в отдельных случаях были созданы интересные сооружения, например, здание шампанвинкомбината на проспекте Мира.

Послевоенное десятилетие характеризуется переходом на типовое проектирование и массовое строительство. Первая серия типовых двух-трёхэтажных жилых домов была разработана архитектором А. М. Альбанским в проектном институте «Кыргызпроект». В архитектуре домов была сделана попытка учесть местные климатические особенности. Наряду с проектами местных архитекторов в жилищном строительстве использовались проекты архитекторов Узбекистана и Казахстана. В этот период практически во всех населённых местностях возводились школы, клубы, библиотеки, больницы и торгово-бытовые здания. Развернулось строительство курортов и санаториев на Ысык-Кёле, в Ысык-Ате и Жалал-Абаде.

Архитектуру данного периода характеризуют кинотеатр «Ала-Тоо» (1938, арх-ры В. Калмыков), здание медицинского института (1939, арх- р Ф. Стеблин), здание Дворца пионеров (1939—51, арх-ры Ф. Стеблин, В. Нусов), здание Прокуратуры республики (1941, арх-р В. Верюжский), здание торгового техникума (1954, арх. Е. Писарской), здание Гос. академического театра оперы и балета им. А. Малдыбаева (1955, арх. А. Лабуренко при участии П. Иванова). Они вобрали в себя типичные черты советской архитектуры, пластические и художественные поиски того времени.

В 50-е годы начали создаваться архитектурные ансамбли. Формирование первого архитектурного ансамбля — Советской площади, началось на пересечении пр. Чуй и бульвара имени Крупской в 1951. Первый ансамбль был образован зданиями горисполкома (арх. П. Иванов), Министерства сельского хозяйства (арх. В. Нусов), проектного института «Кыргызгипрострой» (арх-ры В. Очинский, В. Афонин, И. Люблинский, В. Коновалов) и открытой площадью. Со строительством с вост. стороны площади здания Кыргызской гос. филармонии и памятника Манасу (1980,арх-ры А. Печёнкин и др. скульптор Т. Садыков) было полностью завершено формирование этого ансамбля. Внешний облик ансамбля сочетает в себе черты классической и модернистской архитектуры.

С конца 40-х годов началось возведение комплекса сооружений республиканской с.-х. выставки (ныне ВДНХ), расположенной в юж. части столицы. В создании этого архитектурного ансамбля участвовали многие архитекторы Кыргызстана, среди к-рых К. Галиев, А. Пушкина, Е. Писарской, П. Иванов, А. Нежурин, В. Лызенко и др. Архитектура выставочного ансамбля вобрала в себя творческие поиски архитекторов в различных аспектах, что нашло свое отражение в пластической трактовке образов павильонов и др. сооружений. К архитектурным ансамблям этого времени можно отнести соцгородок (арх-ры М. Милов. Е. Писарской), планировка к-рого базируется на градостроительных теориях 50-х годов.

Определённую роль в повышении эстетического уровня городской среды сыграли возводимые в этот период монументы и памятники, среди к-рых можно отметить памятники генералу И.В. Панфилову (1942, скульптор О. Мануйлова, арх. В. Верюжский, снесён в 1980), памятник Т. Я. Бегельдинову (1950, скульптор И. Абакумов), памятник Ж. Боконбаеву (1948, скульптор О. Мануйлова, арх. В. Верюжский.

В 1955 произошел коренной переворот в истории советской архитектуры с принятием специального Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР об устранении излишеств в архитектуре и переводом всего строительства на индустриальные методы. Начался новый этап в развитии архитектуры и градостроительства Кыргызстана. Обеспечение предельно экономичных архитектурных решений зданий и сооружений за счёт сборных конструкций, жёсткое нормирование, приоритет типового проектирования и застройки городов в виде микрорайонов становятся основой гос. политики в области архитектуры и градостроительства. В этот период небывалый размах получило промышленное строительство, значительно изменившее существующий облик городов и регионов Кыргызстана. Среди них наиболее крупные: столичная ТЭЦ, домостроительные комбинаты во Фрунзе и Оше, обувная фабрика «Чолпон», камвольно-суконный комбинат, Кантский цементно-шиферный комбинат, автосборочный, электромеханический заводы, полиграфический комбинат во Фрунзе, Ошский хлопчатобумажный комбинат, Майлуу- Сайский электроламповый завод, Каиндинский завод электрокабелей, завод листового стекла в Токмоке и др.

Особое внимание уделяется архитектуре села, характерным примером укрупнения и преобразования групп селений может служить посёлок Купре-базар в Таласском р-не (1960), повышается эстетика жилой застройки, общественных центров, улучшается композиционное построение и планировочная организация (Центральная усадьба совхоза «Ала-Арча», Кыргызской машинно-испытательной станции, посёлков Курпульдёк Калининского, Бейшеке Кировского, Терек-Суу Токтогулского, Жаны- Арык Карасуйского р-нов). По единому генплану комплексно был построен экпериментально-показательный посёлок Орто-Алыш совхоза «Аламюдюн», отобранный для реализации в результате открытого республиканского конкурса Госстроем Кыргызской ССР и Союзом архитекторов (авторы — арх-ры М. Ловушки на, К. Клименко). Рациональной планировкой, благоустроенными жилыми кварталами, развитым общественным центром обладает посёлок Токтогул, построенный в 1977. Проект посёлка для гидростроителей разработан в проектном институте «Кыргызпроект» авторской группой: В. Умамбеков, К. Куделя, Р. Москин, К. Алыкулов и С. Лопатин. В 1978 году им была присуждена Гос. премия имени Токтогула.

Курортное строительство развернулось в Ысык- Кёлской котловине на основе проекта районной планировки, разработанного ЦНИИП градостроительства (Москва) и республиканскими проектными институтами (1972.

В начале 60-х годов в связи с переходом на индустриальные методы строительства полностью было прекращено индивидуальное проектирование жилых домов. Если раньше преобладала экспериментальная застройка жилых кварталов, то теперь она велась в виде микрорайонов методом свободной планировки. Была принята ступенчатая форма культурно-бытового обслуживания жилых районов. За период с 1955 по 1965 разработаны 5 каталогов типовых проектов жилых домов, на основе к-рых застраиваются жилые зоны городов и посёлков городского типа. Под руководством арх-ра Е. Писарского в 70-е годы были разработаны серии типовых проектов жилых домов 98, 105, 106 серий с улучшенной планировкой квартир. За широкое внедрение типовых пяти- и девятиэтажных крупнопанельных жилых домов серии 105 архитекторы Е. Писарской, В. Седов, инженеры А. Мозговой, А. Тэвс, А. Афонин, В. Анистратов в 1978 удостоены Гос. премии Кыргызской ССР в области науки и техники.

Игнорирование региональных культурно-исторических традиций, безликость, механистичность в формировании архитектуры такого рода жилых образований, несмотря на относительное улучшение комфортности проживания в них, вызвала справедливые нарекания со стороны населения.

Вместе с тем, определённые успехи были достигнуты в индивидуальном проектировании и экспериментальном строительстве жилых домов. Интересную архитектурную трактовку имеют 102- квартирный жилой дом с Дворцом бракосочетания и кафе на 75 мест (1966, арх-ры В. Анд реев, Р. Ким), жилой дом с магазином «Тысяча мелочей» (1974, арх-ры Е. Писарской, В. Иванов, А. Голованов, К. Токочев, С. Нургазиев.

Проектирование и строительство общественных зданий ведется в 3-х направлениях: типовое проектирование и повторное использование, продолжение пластических традиций советской архитектуры и поиск новых индивидуальных решений. Для массового строительства школ, детских садов и яслей, магазинов, больниц и др. в основном, используются типовые проекты, разработанные местными архитекторами и центральными проектными научно-исследовательскими институтами Москвы, Ленинграда и др. республик. Первая каркасно-панельная школа на 1176 учащихся была построена в 1973 по проекту арх. Р. Кима и инж. И. Снычкова, разработана и внедрена типовая серия детских дошкольных учреждений (арх-ры А. Цевменко, Л. Спектор). На основе повторного применения ранее разработанных проектов построены кинотеатр «Россия» (1963, арх-ры С. Чечик, П. Мочульский), драматический театр в Оше (1974, арх-ры Ф. Евсеева, М. Евсеева), во Фрунзе: здание цирка (1976, арх-ры Л. Сегал, В. Шадрин, А. Нежурин, присуждена премия Совета Министров СССР), Дворец спорта (1974, арх-ры В. Костин, В. Марунов), универмаг «Айчурек» (1974, арх-ры Б. Соболевский, Ю. Пересветов), кинотеатр «Манас» (1970, арх. А. Головонов) и др.

Типология общественных зданий и сооружений в этот период была значительно расширена и пополнена своеобразными архитектурными решениями. Построены интересные по пластике с выразительным архитектурным образом музеи В. М. Фрунзе (1967, арх-ры Ю. Карих, Г. Кутателадзе), изобразительного искусства (1974, арх-ры Д. Ырыскулов, А. Жекшенбаев, В. Назаров, инж. А. Юсупов), главный выставочный павильон ВДНХ (1974, арх-ры В. Лызенко, А. Нежурин, присуждена премия Ленинского комсомола Киргизии). Особенно выделяется композиционный замысел и пластика здания Кыргызского гос. музея изобразительных искусств, авторскому коллективу к-рого в 1976 присуждена Гос. премия им. Токтогула Сатылганова.

В этот период в архитектурно-художествен ном формировании улиц, площадей, скверов важную роль приобретает возведение монументальных памятников. Памятник Тоголоку Молдо, установленный в центре сквера между ул. Московской и Боконбаева (1963, скульптор О. Мануйлова), памятник Т. Сатылганову возле театра оперы и балета (1974, художник Г. Айтиев, арх. А. Исаев), памятник М.В. Фрунзе, сооружённый на площади железнодорожного вокзала (1970, скульптор Л. Дубинский, А. Посядо, арх-ры Е. Вулых, В. Хавин, А. Исаев), и др. продолжили к этому времени традицию советского монументального искусства. Удачное размещение и комплексное пространственное формирование градостроительства узла на пере сечении бульвара Молодой Гвардии и пр. Чуй свойственно двум произведениям монументального искусства: памятнику героям-комсомольцам старшего поколения (1963, скульптор В. Пузревский при участии Т. Тупого, арх. А. Коржемпо) и Аллее героев (1975, арх В. Курбатов, скульпторы Т. Садыков, А. Мухатдинов, В. Шестопал, Т. Тупый, 3. Хабибулин, Т. Досмагамбетов). Сдержанный композиционно-пластический язык и найденные соразмерные пропорции Монумента Дружбы (1974, скульпторы Т. Садыков, 3. Хабибулин, арх. А. Нежурин), несколько диссонируют с эксцентричным размещением его среди крупных общественных зданий и открытых пространств. Начиная с 60-х годов раз личные объекты ландшафтной архитектуры становятся непременными атрибутами городской среды и природных зон. Разрозненное и малоразвитое озеленение участков города превращается в систему взаимосвязанных ландшафтных образований, что существенно улучшило экологическое состояние и эстетическое качество городского пространства. В середине 70-х годов во Фрунзе имелось 17 парков, 22 сквера, 2 бульвара и 4 лесопарка. В 60-х и 70-х годах возросло внимание к малым архитектурным формам: бассейнам, фонтанам, беседкам, лестницам, декоративным стенкам и др. В 1976 с зап. стороны ЦУМа была организована благоустроенная площадка с фонтанами, малыми архитектурными формами, озеленением. Эта работа на всесоюзном конкурсе была удостоена диплома первой степени Союза архитекторов СССР (арх-ры A. Солтобаев, Р. Мухамадиев, Ю. Тагиров, Б. Афиджанов.

В 1984 во Фрунзе впервые был построен 16-этажный 130-квартирный жилой дом из монолитной конструкции, состоящий из двух блок-секций (арх В. Боровиков, инж. В. Мануковский, В. Шереметьева). Удачно использованы возможности монолитного железобетона в строительстве 2-этажного жилого дома с магазином «Детский мир» на проспекте Мира (1982, арх. B. Лызенко, инж. В. Анистратов). Характерной тенденцией 80-годов в жилищном строительстве становится переход от «штучных» домов к пространственно развитым жилым комплексам. Был построен ряд многоэтажных высотных жилых домов. Среди них комплекс жилых домов по ул. Советской (1977, арх-ры Е. Писарской, В. Лызенко, К. Токочев, Ю. Сычков, удостоен дипломом Союза архитекторов СССР), жилой комплекс из монолитного железебетона, состоящий из 4-х групп 5-, 9-, 12-этажных блоков, соединённых между собой торгово-бытовым центром по пр. Чуй (1985, арх-ры Б. Лебедев, Н. Байбеков, А. Нежурин, инж. В. Бушуев). За оригинальное пластическое решение 18-этажного 100-квартирного жилого дома по улице Киевской авторский коллектив в составе: архитекторы Б. Лебедев, И. Камбарбаев, А. Нежурин, М. Байбеков, инженеры Я. Гринштейн, В. Бушуев отмечен золотой медалью Союза архитекторов СССР на Всесоюзном смотре лучших построек за 1983. К празднованию 60-летия Кыргызской ССР было завершено строительство 3-х рынков: Аламюдюнского, Орто-Сайского и Ошского. Среди них по пространственной организации, планировочному решению и внешнему облику Ошский рынок близок к вост. традиционному стилю. Региональные архитектурные мотивы использованы в архитектурном обрамлении бани «Жыргал» на 200 мест (1984, арх-ры А. Согонов, Ш. Насипкулов, С. Белянчиков) и гостиницы «Ысык-Кёл» (1984, арх-ры К. Алыкулов, К. Ибраев, С. Нургазиев, М. Керимкулов, инженеры А. Мусатов, С. Денисов). Архитектура таких общественных зданий как: спецбольница по ул. Киевской (1983, арх. У. Алымкулов), кардиологический центр Республиканской больницы (1982, арх-ры Я. Алексенцев), аэровокзал «Манас» (1981, арх-ры В. Иванов, А. Жумакалиев, К. Куделя, инж. С. Лопатин), адм. корпус Кыргызсовпрофа (1981, арх-ры А Куделя, В. Мирошниченко, В. Иванов, О. Гай гер, С. Лопатин), здание партархива (1984, арх-ры Е. Чубенко, А. Нежурин, Г. Мулявин), Комитет гос. безопасности (1984, арх-ры Е. Чубенко, А Нежурин, А Согонов, В. Лызенко, П. Мулявин), Комбината бытовых услуг «Дом счастья» (1987, арх-ры А. Логунов, А. Клишевич), зап. автовокзала (1986), решена в стиле модернистской архитектуры 70—80-х годов.

Значительные количественные и качественные изменения претерпело строительство детских садов, школ, средних и высших учебных заведений. Среди них новизной подхода выделяются здания детских садов-яслей в жилом районе Ак- Оргё (арх-ры Л. Лазарев, А. Коханов), школы №70 по улице Боконбаева (1990, арх-ры С. Абышев, Н. Мамбетказиев, О. Жанеков), спецшколы в микрорайоне «Джал» (1984, арх-ры А. Нежурин, А. Согонов, Ш. Насипкулов), нового учебно-лабораторного корпуса Медицинской академии (1988, арх-ры Я. Алексенцев, С. Зусик), Кыргызско-российского университета (1986, арх- ры У. Алымкулов, С. Султанов, О. Лазарев, инж. Л. Сидоренко, ранее Дом офицеров), Гуманитарного университета по пр. Мира (1994, арх-ры У. Алымкулов, С. Султанов, Ж. Асаналиев. О. Лазарев, Ж. Аманалиев, инж. Л. Сидоренко) и др. Крупные адм. здания построены в центральной части Каракола, Таласа, Оша, Нарына, Балыкчи и в др.

С середины 1980-х начинается активный поиск нац. стиля в кыргызской архитектуре, переход от декоративной внешней идентификации к отражению глубинных этнокультурных основ. Свидетельством этому являются: «Аксакалдар чайханасы» (1988, арх-ры У. Алымкулов, С. Султанов, Ж. Асаналиев, Ч. Харлоев), кымызхана в парке им. И. Панфилова (1991, арх-ры Б. Кариев, К. Нарбаев), торгово-культурный центр фирмы «Мадумар-Ата» в с. Лавдан-Кара Сузакского р-на (1994, арх. Ж. Шерматов, худ. У. Баймуратов, уста М. Кудайбердиев), мемориальный кюмбёз Кадыр-Аке в селе Кереге-Таш Ысык-Кёлской области (1993, арх. Т. Бай беков), музей Ж. Боконбаева в Токтогулском р-не (1991, арх-ры С. Амыркулов, И. Калобарбаев, К. Исраилов), музей Токтогула в Кетмен-Тёбё (1992, арх-ры Н. Баетов, М. Толенбаев) и др. С использованием нац. мотивов сооружены монумент «Победы» (1985, арх-ры У. Алымкулов. В. Лызенко, В. Бухаев, скульпторы Т. Садыков, М. Аникушин и др), скульптурная группа «Манас» перед Кыргызской гос. филармонией (1986, скульптор Т. Садыков). С северо-зап. стороны перекрестка ул. Советской и пр. Чуй в 1988 был установлен памятник «Борцам революции», а автору памятника скульптору Т. Садыкову в 1988 присуждена Ленинская премия.

Начиная с 80-х кыргызские архитекторы успешно участвуют в международных, всесоюзных и республиканских архитектурных конкурсах. Авторы проекта застройки центра г. Фрунзе архитекторы Н. Уллас, К. Токочев, В. Лызенко, Г. Кутателадзе, Д. Егимбаева на Всесоюзном смотре лучших проектов 1982 получили золотую медаль Союза архитекторов СССР. Интересные архитектурные предложения кыргызских зодчих были отмечены на Всесоюзных открытых конкурсах на тему «Сельский усадебный дом» (1982, арх- ры А. Цевменко, Л. Спектор, Ю. Петренко), «Сельский клуб» (1983, арх-ры Д. Омуралиев, О. Байгожоев, О. Абышев) вторыми премиями. В 1984 во Фрунзе был проведён открытый конкурс среди архитекторов среднеазиатских республик на тему «Общественный центр села». Жюри присудило первую премию архитекторам Д. Омуралиеву, О. Байгожоеву, О. Абышеву. На международном конкурсе на тему «Жилище будущего», организованным ЮНЕСКО и Международным союзом архитекторов (1985), 3 группы кыргызских архитекторов в первом туре вышли победителями. Во втором туре проект «Жилище будущего для вчерашних кочевников» (А. Зусик, С. Рыспеков, А. Загрудный) получил первую премию и экспонировался в Японии. В 1989 на Всесоюзном смотре-конкурсе молодых архитекторов творческие работы архитектора С. Абышева удостоены высшей награды. На первом международном конкурсе дипломных работ по архитектурной специальности, проведённом в Москве в 1990 работе дипломника А. Алсеитова (рук. Д. Омуралиева) при суждены Гран-при и золотая медаль Международной Академии архитектуры.

К тысячелетию эпоса «Манас» в 1993 организован Международный архитектурный конкурс на тему «Манас айылы». Победителями конкурса стала группа архитекторов: Д. Омуралиева, А. Алсеитов, О. Байгожоев. А Кожалиев, К. Сатаев, К. Мокеев, Ж. Исаков, проект к-рых был принят к строительству.

В начале 90-х годов в архитектуре и градостроительстве Кыргызстана обозначились принципиальные изменения, обусловленные важными политическими событиями — обретением гос. суверенитета, переходом к рыночной экономике, реформами в культурно-духовной сфере общества. В системе архитектурного проектирования и в строительно-технологическом комплексе наметились новые ориентиры. Централизованный гос. заказ на объекты гражданского строительства стал уменьшаться, произошёл некоторый спад в объёме капитального строительства. Творческие коллективы в крупных специализированных проектных организациях распались на мелкие группы и частные проектно-строительные фирмы.

В 1992 состоялся очередной съезд архитекторов республики, к-рый наметил стратегическую цель и конкретные задачи по возрождению нац. архитектуры, определил комплекс мероприятий по преобразованию городских и сельских населённых пунктов в условиях рыночной экономики. Парламентом республики в 1996 был принят закон об архитектуре и градостроительстве, регулирующий правовые отношения между субъектами архитектурно-градостроительной деятельности, базовые установки в проектировании и строительстве городов и сельских населённых пунктов, объектов гражданского и жилищного строительства.

На базе архитектурно-строительного и инженерно-строительного факультетов политехнического института в 1992 был создан Архитектурно-строительный институт, к-рый в 2000 получил статус Кыргызского гос. университета по строительству, транспорту и архитектуре, где ведётся подготовка молодых архитекторов, градостроителей, реставраторов, дизайнеров и строителей.

В течение последних десяти лет наметились новые тенденции в развитии архитектуры и градостроительства суверенного Кыргызстана. Одним из направлений архитектуры становится поиск пластической формы и художественного языка этнокультурных объектов, выражающие эстетические идеалы и восточные представления народа о гармоничной организации жизненно-пространственной среды городов и сёл Кыргызстана. Об этом свидетельствует, в частности, архитектура этнокультурного центра «Манас айылы» (построенного к тысячелетию эпоса «Манас» в г. Бишкеке) и «Манас ордосу» (г. Талас) — в 1995.

По результатам проведённого в 1993 Международного конкурса жюри отобрало из представленных проектов работу группы архитекторов в составе Д. Омуралиева, О. Байтикова, М. Отунчиева, Ж. Исакова. Архитектурный комплекс «Манас айылы» расположен в юж. части города возле гостиницы «Ысык-Кёл», площадью 6 га, представляет собой сложное многофункциональное образование, предназначенное для проведения общенациональных праздников, культурно-массовых мероприятий горожан. Посетителей «Манас айылы» у главного входа встречают «кырк- чоро», сподвижники Манаса в виде 40 скульптур. За торжественными воротами организована узорчатая площадь с декоративной композицией «Кырккыз». Центральную часть комплекса занимает площадь «Шырдак», состоящая из искусственных холмов с мифическими крылатыми скакунами Ак-Кула и Тайтору, а также монумент «Санжыра», символизирующий древо жизни кыргызов.

Основную церемониальную дорогу, к-рая является композиционной осью, завершает «Ханская ставка». Она представляет собой холмистую площадку, где возвышаются каменные юрты (одна большая, три маленькие) и символизирует мировую гору; под холмом находится Центр по изучению эпоса.

Композиционной вертикальной доминантой комплекса является 45-метровая башня «Тавро Манаса» обозреваемая со всех сторон на большом расстоянии. Башня изобилует архитектурными символами и метафорами, где просматривается образ воина Манаса, крепко стоящего на ногах, отмеченного небесным камнем, в окружении своих потомков.

Для достижения архитектурно-художественной выразительности комплекса широко использованы приёмы геопластики. С помощью искусственно созданного рельефа — террас, холмов, земляных валов, пандусов, лестниц, амфитеатра спланирован своеобразный ландшафт гористой местности. Среди отделочных материалов применены галечники, гранитные плитки «сары-таш». В будущем предусмотрено расширение комплекса с включением центра нац. игр, сада, камней, комплекса скульптур великих людей Кыргызстана.

На международном конкурсе за лучшие про изведения архитектуры и градостроительства в странах СНГ в 1997 решением жюри комплекс «Манас айылы» удостоен высшей премии Гран-при Международного фонда архитекторов.

Архитектурный ансамбль «Манас ордосу» (арх- ры Г. Асылбеков, Д. Омуралиев, О. Байгожоев, А. Алсеитов, М. Отунчиев, Ж. Исаков) возник на основе пространственного развития священного исторического места, где у подножия Кароол-Чоку находится кюмбёз Манаса, некрополь с садом и здание музея (арх. Э. Нурбеков.

Путь к ритуальному поселению «Манас ордо су» начинается с обелиска «Ак шумкар», установленного при подъезде к ансамблю. В отличие от компактно спланированного «Манас айы лы» данный ансамбль пространственно организован в виде последовательно расчленённой ландшафтно-парковой композиции с аллеей, ведущей по оси в восточном направлении к основным достопримечательностям. Три арки на пилонах в образе пламени служат в качестве главных ворот, за к-рыми предусмотрено прохождение по символическому мосту, обрамлённому декоративными щитами и пиками воинов Манаса.

В комплексе интересно решена архитектура здания «Тулёкана» с полуовальным дворовым пространством, предназначенная для жертвоприношения и ритуальной трапезы. Здесь башенный входной элемент соединён с айваном и центральным распределительным узлом, вокруг к- poro размещены 3 большие и 7 малых гостевых помещения. В парковой зоне для паломников, регулярно посещающих кюмбёз Манаса, возведено специальное здание «Бюбкжана», где они знакомятся с методами традиционной народной медицины у шаманов и экстрасенсов. Вокруг квадратного в плане зала веерно расположились три изолированные зоны для проведения сеансов лечения. Архитектурная форма здания на поминает старинную ханаку — место для уединения средневековых отшельников. Сев. подножие горы Кароол-Чоку отведено для организации массовых нац. праздников (конных состязаний, театральных представлений). Вокруг ат-майдана (ипподрома) спланированы площадки, предназначенные для юрточного айыла. Во время празднования 1000-летия эпоса «Манас» здесь был создан айыл из 1000 юрт. В традициях нац. архитектуры спланированы здания чайханы, мечети, административно-хозяйственные сооружения и малые архитектурные формы.

Заметным явлением в культурной жизни стало создание мемориала «Ата Бейит» (арх. К. Алыкулов) возле с. Чон-Таш, посвященного памяти расстрелянных в годы репрессий таких выдающихся личностей, как Т. Айтматов, К. Тыныстанов и др. На живописном склоне создан пространственный ансамбль, состоящий из музея, скульптурных композиций и площади для ритуальных церемоний.

За прошедшее десятилетие существенное развитие получила современная мемориально-монументальная архитектура Кыргызстана. Практически в каждом регионе республики кыргызскими архитекторами возведены знаковые мемориальные кюмбёзы и монументально-скульптурные композиции, посвященные незаслуженно забытым в годы Советской власти выдающимся деятелям культуры, науки, гос. строительства и легендарным личностям.

Так, в Ысык-Кёлской области построены кюмбёзы Кадыр-аке (арх. Т. Байбаков), Чолпон- Ата (арх. М. Керимкулов), Садыр-аке, Баатыркана и др. Кюмбёз Чолпон-Ата выполнен в виде величественной башни с куполом на 4-х опорах. Выдумкой и изяществом отличается кюмбёз Кадыр-аке, выполненный в оригинальный кладке из силикатного кирпича. Величественный купол и стройные башни венчают верх кюмбёза.

В памятные историко-культурные места превратились недавно построенные кюмбёз Шабдана (Кеминский район), Курманбек баатыра (Жалал-Абадская область). Курманжан-датка (Ошская область) и др. После реставрации был востановлен полуразрушившийся кюмбёз Байтика, построенный из кирпича в конце 19 в.

В Токтогулском р-не по проектам архитекторов М. Амыркулова, Т. Осмонкулова, сооружены мемориальные музеи великого комузиста Коргоола (Досуева) и акына, драматурга Ж. Боконбаева, а также музей Токтогула (арх-ры Н. Баетов, М. Толошбаев). За архитектуру музея Ж. Боконбаева в 1991 авторы проекта удостоены золотой медали на международном конкурсе за лучшую постройку года в г. Алматы. Пространственная организация музея решена ка мерно, в плане прочитывается мотив кыргызского узора. Главными семантическими элементами фасада являются знаки восходящего солнца и раскрытой книги.

Среди монументально-скульптурных памятников, созданных за последние 10 лет, выделяются работы известного скульптора Т. Садыкова «Монумент независимости» и «Эл кугу». В парке имени Ататюрка сооружён памятник, посвященный погибшим воинам-афганцам (арх-ры Т. Кенешов, Ж. Исаков и др.

Театральная площадь г. Бишкек, организованная зданиями театра оперы и балета имени А. Малдыбаева, Гос. музея изобразительных искусств, Республиканской библиотеки для юношества имени К. Баялинова и сквером, пополнилась камерным скульптурным памятником выдающегося акына А. Токомбаева (скульптор С. Ажиев, арх. Т. Кенешов). Удачно разместился памятник поэту Т. Уметалиеву на бульваре Эркиндик (скульптор Д. Жолчиев, арх. О. Байгожоев). К празднованию 3-х тысячелетия основания г. Ош были проведены масштабные работы по благоустройству городских магистралей, площадей, зон отдыха; вокруг Сулайман-Тоо возникли малые архитектурные формы, продолжились археологические и реставрационные исследования средневековой бани, построено новое здание краеведческого музея области, всё это позволило значительно улучшить качество историко-охранной зоны города.

За последние десятилетия архитектура Кыргызстана накопила большой опыт в проектировании новых типов зданий и сооружений, отражающих многообразие социально-экономических процессов республике. Для разработки проектов коллективы архитекторов начали эффективно использовать компьютерную технику. Одним из основных направлений улучшения сложившейся городской застройки стало использование малых архитектурных форм, возможностей средового подхода (дизайна окружающей среды и ландшафта.

Возникает новая типология общественных и жилых зданий.

Поделиться в соцсетях.


24.03.2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вступайте в нашу группу
11123
Новые статьи
Adblock detector